Япония готовит новый финансовый кризис?

Япония готовит новый финансовый кризис?
Эффект от падения японского долгового рынка может в разы превысить последствия краха американского инвестбанка Леман Бразерс в 2008 году, вызвавшего финансовый кризис во всем мире.
Очередное заявление Центробанка Японии о расширении программы стимулирования национальной экономики и массовом выкупе долговых облигаций всколыхнуло финансовый мир. С одной стороны глава ЦБ Курода обретает славу финансового гуру, который в борьбе с затянувшейся дефляцией пытается поднять рост потребительского рынка и обещает 2-процентную инфляцию уже к апрелю 2015 года. С другой стороны возникает вопрос: насколько реальны применяемые меры, если Центробанк берет курс на скупку всего долгового рынка страны? При этом сомнительна сама цель достижения инфляции в 2%, поскольку вполне очевидно – она приведет к смене курса рыночной экономики Японии.
В официальном заявлении сказано, что годовая скупка государственных облигаций составит рекордные 80 трлн йен (700 млрд долларов). Таким образом, Банк Японии создает очевидный долговой пузырь, который вызовет нестабильную ситуацию на фондовом рынке. Падение японского долгового рынка окажется настолько сильным, что банкротство Лемана в 2008 году на этом фоне будет казаться просто детской шалостью. Хуже всего, что Япония со своей неординарной политикой ставок введет в заблуждение инвесторов, которые не увидят опережающих сигналов рыночных дисбалансов.
Даже до громкого заявления (31/10/14) о массовом выкупе облигаций, Япония, похоже, полностью потеряла инструмент для определения рыночной цены бумаг. В стране, где долг выражается 16-значной цифрой (по состоянию на август 2013 года это 1 000 000 000 000 000 йен), и где доходность государственных облигаций падает, национальная экономика погружается в неизвестное измерение. Остается неясным, каким образом будет формироваться «справедливая» цена на корпоративные бумаги, а также на бумаги обеспеченные активами или ипотекой.
Если же соотнести размер покупки долга с ВВП, недавнее решение Куроды принижает размеры даже американского QE (Quantitative easing - количественное смягчение - нетрадиционная монетарная политика, используемая центральными банками для стимулирования национальных экономик). В то время как США сворачивают свой эксперимент с количественным смягчением, Япония в два раза увеличивает его размеры по сравнению с 2001 годом. Это означает, что японская монетарная политика может длиться вечно. Центробанк страны в таком случае фактически становится «банкоматом» Министерства финансов, а обратить такой процесс вспять уже будет слишком сложно.
Вся эта ликвидность приводит к печальным последствиям для экономики: японский государственный пенсионный фонд выходит из бондов в пользу акций на сумму примерно в 1,2 триллиона долларов. И это на фоне огромного государственного долга и стареющего населения. С 10-летней доходностью в 0,43 % процента. Объяснение такой низкой доходности заключается в том, что рынок госдолга Японии потерял ликвидность и фактически работает в режиме ручного управления, когда доходность определяется не рынком, а самим Центробанком, т.к. только он совершает сделки на покупку. В результате Банк Японии потребует триллионы долларов, чтобы удержать экономику наплаву.
Если Курода решил отойти от дефляционной конъюнктуры, которая уже 17 лет доминирует в Японии, то для «быков» (владельцев опционов на покупку) игра стоит
свеч. Дефляция - это не главная причина экономических проблем страны, она создает скорее побочный эффект. В то время, как инфляция в 2% (или выше) действительно станет большой проблемой, если Премьер Синдзо Абэ не продвинет дальше реформы по дерегулированию экономики и не поспособствует росту зарплат в индустриальном секторе.
Другая проблема заключается в том, что Курода фактически превращает Банк Японии в самую большую управляющую компанию в мире. Конечно, главный банк страны этого не признает. Но очевиден факт: ЦБ монетизирует долг страны в огромных масштабах, и возможно даже изымает из обращения его большую часть, фактически уничтожая долговой рынок и сам долг как таковой (как это было в 1930-х годах). Что же произойдет, если Японии понадобится надежный и действующий рынок облигаций в ближайшие годы? Правопреемникам Куроды придется много поработать над изменением имиджа фактически национализированного рынка.
Возможно, гений Куроды войдет позже в анналы истории. Это зависит от того, насколько удачно глава национального ЦБ сможет справиться со структурными проблемами в сфере занятости, промышленного хозяйства, торговли и энергетики. Похоже, что он поставил на карту многое, главное чтобы ставка не оказалась вечной, и предки не вспоминали о Куроде, как о сумасшедшем. Для этого главе Банка Японии лучше поскорее выйти из самой опрометчивой в мировой истории авантюры с облигациями.
Евгений Зандман, СЕО, ЗАО «ЕвроТраст»


PDF